Истинное знание - знание причин.

(Галилео Галилей)


...Человек, обладающий Умом, да познает себя самого в бессмертии сущего…

Corpus Hermeticum (I). Поймандр.


По ту сторону АУРЫ. 66.

Тип статьи:
Авторская

________________

66. Сознание и внимание.
_____________________

______________



Ответ Димы на все эти совершенно не подъемные и не проходимые вопросы с позиций разного рода философий и психологий поразил своей простотой и лаконичностью. Усталый голос по телефону сообщил, что в мире теней роль сознания выполняют диски тонких тел кокона и полевиков, а внимание – зайчик света, идущий из точки сборки.


В реальном мире сознание – неорганики, а внимание – точка сборки. Дима не был расположен вести долгие разговоры, но и это сообщение проясняло многое.


О том, что сознание по своей сути есть диски, а внимание – зайчик света, говорилось многократно и разнообразно, но, увы, смысл сказанного оставался вне досягаемости. Да и Дима, судя по всему, не слишком рассчитывал на мое понимание. Теперь все обретало смысл и вес.


В бесконечном и бесконечномерном массиве эфирных шариков орел держал в когтях шар вселенной, заполняя его своим светом. Со всех сторон шар охватывали сверкающие кольца бесчисленных дисков. Плоскости дисков поворачивались и прецессировали в шаре, преломляя свет. Каждый диск – устойчивая реальность, и один из них – наша действительность, наша тундра.


Места пересечения дисков излучали особенно ярко благодаря своей повышенной упорядоченности. На пересечении нескольких лучей свет ослепительно вспыхивал и выхватывал из небытия новые области хаоса.


Где-то там, среди переливов света и тени, можно было найти и меня в виде узора, отформатированного по человеческому шаблону и переотраженного в планетарных потоках. С подачи этого узора программы эго называли себя «я», осознавая лишь малую часть теней кокона восприятия, отброшенных неорганиками, озаренными светом точки сборки.


«Я»-эго имел примерно такое же представление о системах, поддерживающих его существование, как курсор на мониторе о компьютере – дальше экрана его представления не простирались. Системный блок стоит где-то под столом, его никто не видит, но он есть. А вот мигающий курсор на экране виден всем, но его нет. В этом просто убедиться, выключив питание. Системный блок останется, а курсор исчезнет.


Программой, формой, информацией, узором, зыбью на озере было все – звезды, планеты, человеческое тело, чувства, эмоции. Взаимодействие форм делало возможным восприятие и осознание. Все формы, созданные «системным блоком», кричали о себе «Я» и оставались иллюзорными, как мерцающий курсор на экране монитора.


Динамические изменения узора перераспределяли в коконе блики и отражения. Полевики послушными тенями перемещались вслед за ними. Самый яркий отсвет точки сборки эго называло вниманием, а перемещение светового зайчика – управлением вниманием.


Могло показаться, что с помощью ума и чувств эго управляет вниманием, задавая траектории лучам света и формы узорам теней. Но, увы, все было не так. Каждый раз, увлекаясь новым отсветом, эго прыгало с блика на блик, считая то один, то другой из них своей очередной актуальной задачей. Не замечая источника изменений, эго принимало себя самого за первопричину, контролирующую перемещение внимания.


Засветки, определявшие текущую картину в коконе восприятия, всего лишь отражали трансформации пузыря рассогласования, называемого по какому-то недоразумению «бессознательным». Сама же точка сборки в центре пузыря являла собой совершенный союз упорядоченного внимания и осознанности, единство крутящегося эфира и света.


Здесь бесконечномерная кольчуга открывала свету пути во всех направлениях. Абсолютно информационное пространство – так бы я назвал его во времена создания теории информациивремени.


Однако совсем иначе обстояли дела на периферии кокона восприятия. Перенесение светового зайчика с места на место снимало старые задачи эго и тут же подавало ему новые, переводя в ранг слабоосознанных одни и делая актуальными другие.


Эго перемещалось вместе с зайчиком, ассоциируя себя с засвеченными областями кокона, сменяя декорации и костюмы. Положение зайчика внимания определяло, кто есть эго в данный момент – начальник или подчиненный, мастер или помощник, водитель или пешеход.


Перед точкой сборки стояла задача осветить как можно большую область вокруг себя, что было достижимо не столько через устранение хаоса, сколько через полное осознание его. Любая упорядоченная структура, обеспечивающая беспрепятственное прохождение света, могла быть только частным случаем из бесконечного числа динамически меняющихся возможных кручений. Осознание же хаоса открывало доступ света к бесконечности.


Проблемы и недоразумения между носителями света – существами, разделенными своими коконами восприятия, вызывались отсутствием у них представлений о своем истинном «я» и поглощенностью происходящим в мире теней. И все же здесь, среди теней, шли процессы устранения затемнений и создания полностью световодных структур как промежуточного этапа на пути к превращению коконов в светящиеся точки сборки.


Человеческая форма, поддерживающая устойчивость структуры сознания, однажды становится безнадежным тормозом в развитии. Поэтому реально действующие психоэнергетические практики и технологии всегда основаны на управлении вниманием для высветления максимально возможного объема внутри кокона.


Распространение света за ограничения, накладываемые шаблоном человеческой формы, – одна из важнейших задач. В то же время принудительное увеличение количества света в коконе, например, через насильственное открытие чакр при неподготовленных полевых структурах, всегда вело к катастрофе. Однажды я стал невольным свидетелем последствий одной из них.


Мы разговаривали с СВ, стоя на крыльце санаторского корпуса, когда он вдруг увидел кого-то у меня за спиной, переменился в лице и пробормотал:


— Вот опять идет. Сейчас посмотришь, что бывает с людьми, бездумно открывающими чакры.


Я обернулся. Зрелище было не для слабонервных. По ступенькам поддерживаемая под локоть молодым человеком поднималась еще молодая, но совершенно изможденная женщина с осунувшимся лицом.


— Помогите мне, пожалуйста, – с мольбой в голосе обратилась она к СВ.


— Я же вам говорил, что я ничего не могу сделать! Надо было думать, когда вы все это затевали! – ответил СВ, как мне показалось, излишне раздраженно.


— Но кроме Вас, мне больше некому помочь, – сказала женщина, трагически улыбнулась и, потеряв равновесие, оперлась на руку своего спутника, – я уже почти ничего не вешу.


— Ладно, заходите, – и сердито нахмурившись, СВ проследовал в кабинет.


В первую очередь следовало сфокусированным вниманием проработать шаблон человеческой формы, увеличить его световодность. Затем систематическим сосредоточением привести в порядок диски полевиков и кокона восприятия, высветляя их зайчиком внимания. И только после того, как они обретут достаточную чистоту и прозрачность, можно постепенно увеличивать в системе количество света, раздувая шар точки сборки, совмещая его с сушумной и осторожно пробуждая кундалини.


Любая деятельность в отсутствие внимания несет в себе хаос, понижающий уровень достигнутой упорядоченности. Борьбой за солнечный зайчик чужого внимания поглощены все действующие персонажи мира теней. В своем стремлении достичь цели нагнетанием страстей они не догадываются, что тусклые блики, попадающие к ним из других коконов, никогда не заменят им своего собственного внутреннего света.


Мне виделся единственно реальный путь к абсолютному освобождению – через достижение безупречности сознания, позволяющего свету точки сборки заполнить собой весь кокон. Воистину совершенное недеяние наступает, когда уже нет необходимости устранять деятельность сознания, препятствующую распространению света. Читтавриттиниродхах. Ом.






Следующая глава