Истинное знание - знание причин.

(Галилео Галилей)


...Человек, обладающий Умом, да познает себя самого в бессмертии сущего…

Corpus Hermeticum (I). Поймандр.


По ту сторону АУРЫ. 62.

Тип статьи:
Авторская

________________

62. Игра светотени.
________________

______________



— Ну, зачем так все усложнять, – сказала Ната, размашистым круговым движением руки отбрасывая все мной сказанное. – Зачем художественные нагромождения про «я – не я»? Давай отталкиваться от реальной картины.


— Давай, – решительно ответил я, переводя разговор в режим

«мозгового штурма».


— Раньше, когда была привязка к тундре, ножка была основным источником света. Так?


— Перераспределенный свет шел из тундры через ножку. Но свет своей точки сборки тоже частично распределялся по тундре.


— Теперь источник света у каждого свой – точка сборки. Свет от нее проходит через человеческую форму…


— И что?


— Помнишь, мы на море рассматривали распределение полевиков в коконах пляжников?


— Угу…


— Ты помнишь, они были разбросаны как попало? Получалось, что точка сборки за спиной высвечивала полевиков перед грудью на разном расстоянии от центральной оси кокона. И еще, точка сборки вместе с окружающими неорганиками имела размер примерно с баскетбольный мяч, а полевики оказывались и в несколько раз больше, и в несколько раз меньше.


— Наверное, изначальные вихри огня и воды плохо сбалансированы и пар не однородный… – я на мгновение задумался, – тогда преломления получаются, как в плохо отлитом стекле. Из-за разной толщины пузырьков или вкраплений искажаются размеры и нарушается симметрия.


— Но впечатления человека от окружающей реальности сильно зависят от расположения полевиков в коконе, а значит, от правильной организации потоков воды и огня. Поэтому балансировка и приведение в порядок пранических потоков у йогов считается ключевым действием.


— Ты хочешь сказать, что наше «я» связано с планетарными потоками?


— Нет, но может себя с ними ассоциировать. И получается, что вот эта картинка, – Ната ткнула карандашом в рисунок, лежащий на столике, – когда точка сборки совпадает с центром кокона, идеальный случай, а на практике все не так.


— Ну да. Тем более что у разных людей еще и точка сборки на разном расстоянии от спины. Чем ближе, тем выше уровень осознанности. Поэтому, кстати, дон Хуан вправлял Кастанеде точку сборки ударом нагваля между лопатками, – напомнил я.


— Да, и еще надо учитывать эффект зеркала. Вот смотри, если предмет приближать к поверхности зеркала, то приближается и его отражение, а если отдалять, то отдаляется. Полевики – отражения точки сборки, и они при движении точки сборки внутрь кокона движутся ей навстречу. Тогда у человека естественным образом появляется правильная осанка. Позвоночник подпирается полями спереди и сзади, и прямая постановка корпуса становится естественной.


— Ну, осанка осанкой, – перебил я, – хотя постановка корпуса сама по себе о человеке многое говорит, но вот, что приходит в голову… Полевики, подтянутые к источнику света, адекватнее отражают процессы, происходящие в источнике – пузыре рассогласования. Им происходящее становится яснее. В прямом смысле. Их форма приближается к правильной сферической. Круглики становятся правильными шарами, а не вытянутыми эллипсоидами как обычно. Ведь в эллипсоиде подвижность дисков ограничена только двумя плоскостями, в шарике таких третий глаз начинает правильно видеть, трактовочный аппарат правильно дешифрует реальность и так далее. В общем, состояние системы улучшается.


— Да, мне уже несколько раз приходило в голову, что болезни возникают из-за информационных сбоев. Если нет коррекции накопленных ошибок, то хаос нарастает неконтролируемо и постепенно утрачивается возможность восстановления. Полевики теряют изначальные степени свободы, движутся однообразно и с заеданиями. Упорядоченность в хронически затемненных участках кокона снижается, а на физическом плане возникают проблемы со здоровьем, памятью, поведением. В итоге, пользователь вместо мудрости к старости достигает маразма.


— Хорошо, понятно. Но что будет в предельном случае, когда точка сборки совпадет с сушумной? По идее, все полевики и неорганики тоже должны совпасть с сушумной. Там же находятся чакры, и что тогда?


— Огонь изнутри? – с опаской предположила Ната.


— Выходит, что как-то так. К полевикам начнет поступать нефильтрованный свет прямотоком от спицы. И от пользователя останутся только ручки да ножки. Ну, если очень сильный огонь, то ногти, зубы и волосы. Как Дима мечтает.


— В смысле?


— Когда мы в первый раз заговорили на эту тему, он очень мечтательно улыбался. Готовится, наверное.


— Да, кстати, из того, что полевики – это тени от колец, расположенных вокруг точки сборки, следует одна очень интересная штука, – вернула Ната разговор в прежнее русло, – помнишь, постоянно всплывал вопрос о том, какие программы с какими полевиками соотносятся?


— Ну, да, да…


— Дело вот в чем. Поведение полевиков обусловлено точкой сборки. Значит, управлять своей реальностью через их программирование, все равно что пытаться сдвинуть стоящий перед зеркалом стакан с помощью его отражения. Здесь, в театре теней, находятся только следствия, мы можем лишь наблюдать результат. Что-то делать уже поздно.


— Что ты предлагаешь?


Ната опять ткнула карандашом в рисунок:


— Полевик функционирует, только когда он засвечен потоком от чакры, верно? Если света поступает мало, то он очень ограничен в


ограничений нет. А значит третий глаз начинает правильно видеть, трактовочный аппарат правильно дешифрует реальность и так далее. В общем, состояние системы улучшается.


— Да, мне уже несколько раз приходило в голову, что болезни возникают из-за информационных сбоев. Если нет коррекции накопленных ошибок, то хаос нарастает неконтролируемо и постепенно утрачивается возможность восстановления. Полевики теряют изначальные степени свободы, движутся однообразно и с заеданиями. Упорядоченность в хронически затемненных участках кокона снижается, а на физическом плане возникают проблемы со здоровьем, памятью, поведением. В итоге, пользователь вместо мудрости к старости достигает маразма.


— Хорошо, понятно. Но что будет в предельном случае, когда точка сборки совпадет с сушумной? По идее, все полевики и неорганики тоже должны совпасть с сушумной. Там же находятся чакры, и что тогда?


— Огонь изнутри? – с опаской предположила Ната.


— Выходит, что как-то так. К полевикам начнет поступать нефильтрованный свет прямотоком от спицы. И от пользователя останутся только ручки да ножки. Ну, если очень сильный огонь, то ногти, зубы и волосы. Как Дима мечтает.


— В смысле?


— Когда мы в первый раз заговорили на эту тему, он очень мечтательно улыбался. Готовится, наверное.


— Да, кстати, из того, что полевики – это тени от колец, расположенных вокруг точки сборки, следует одна очень интересная штука, – вернула Ната разговор в прежнее русло, – помнишь, постоянно всплывал вопрос о том, какие программы с какими полевиками соотносятся?


— Ну, да, да…


— Дело вот в чем. Поведение полевиков обусловлено точкой сборки. Значит, управлять своей реальностью через их программирование, все равно что пытаться сдвинуть стоящий перед зеркалом стакан с помощью его отражения. Здесь, в театре теней, находятся только следствия, мы можем лишь наблюдать результат. Что-то делать уже поздно.


— Что ты предлагаешь?


Ната опять ткнула карандашом в рисунок:


— Полевик функционирует, только когда он засвечен потоком от чакры, верно? Если света поступает мало, то он очень ограничен в восприятии и умениях. Таланты у человека в соответствующей области проявляются слабо. Именно поэтому уделяют так много сил и внимания раскрытию чакр. А источник света для чакры – точка сборки.


— Ну, допустим…


— Вот. А если мы не знаем точно, какой полевик предназначен для выполнения нашей программы, то есть прямой смысл ее сбрасывать к неорганикам на точку сборки. А уже оттуда с интегральным световым потоком она попадет соответствующему полевику.


— А как она узнает соответствующего? – поинтересовался я.


— Просто проходя через полосовой фильтр чакральной системы. Программа несет соответствующую вибрацию и пропускается чакрой, которой она соответствует по частоте. Скорее всего, так и есть, чтобы добраться до управления реальностью надо дотянуться вниманием до неоргаников на точке сборки и уже на них сбрасывать программы.


— Да, наверное, в этом есть смысл. Ведь программы могут задействовать не одного, а группу полевиков. И тогда они должны зазвучать, как аккорд!


— Ну да, как на флейте Нильса.


— Да и, похоже, где-то здесь проходит путь с сердцем, – донхуановская идея вдруг обрела для меня совершенно другое наполнение, – он ни с анахатой, ни тем более с физическим сердцем никак не связан. Он указывает на свет из места на груди, куда проецируется точка сборки. Отсюда высказывания о мудрости сердца, но к эмоциям ходунка она отношения не имеет. Речь идет о точке хрит, – я коснулся пальцами впадинки повыше мечевидного отростка.


Мы замолчали.


— Слушай, – вдруг осенило меня, – но тогда выходит, что истинный «я» – свет точки сборки. А ложный «я» – группа теней, отброшенных дисками на планетарные потоки.


— Ну, мы же все время говорили…


— Говорили... Подожди, мне тут еще одна мысль в голову пришла. А может, бессмертный близнец КА – точка сборки и неорганики, а смертный близнец БА – его текущее отражение в планетарных восходящих-нисходящих потоках? А если так, то становится понятно многое. Я бы сказал, ужасно многое. Самое главное здесь – точка сборки, создающая свои творения в зеркале пространственной развертки. Она причина причин. Теням нет смысла махать шашкой или тянуть одеяло на себя. Ну конечно же! И Дима все время кокон восприятия называл тенью. Помнишь того цигуниста на мысе. Мы еще не могли понять, почему у него аура серая и похожа на игольчатую шубу?


— Потому что мы видели тень? – в задумчивости произнесла Ната.


— Ну да, тень от точки сборки и пузыря рассогласования. Когда мы плаваем брассом, то лучами, исходящими из рук, ритмично разглаживаем шубу и нам становится хорошо и спокойно. Отчего? Оттого, что свет протекает ламинарно. Но все равно реальный результат достигается только через конфигурирование неоргаников, окружающих свет точки сборки. Ведь они первопричина.


— Слушай, а помнишь, был такой рассказ «Дон Хуан и Карлсон»? – подхватила Ната. – Там Карлсон, как бы Карлитос, вращал точку сборки и левитировал. А ведь действительно, кольца неоргаников, подсвеченные точкой сборки, во время активного прецессирования похожи на пропеллер за спиной.


— Да, точно. И кнопка включения, кстати, была у него под пупком, аккурат, где нижний котел. Надо же, какой приход был у автора, а я тогда воспринял рассказ за пародию. В общем, все живут в своих отражениях, отражениях точки сборки в планетарных потоках. Теперь понятно, как изменять вокруг себя мир, изменяя себя. Это как причесываться перед зеркалом. Достаточно правильно конфигурировать положение лопастей пропеллера и внимательно наблюдать, как все происходит.





Следующая глава