Истинное знание - знание причин.

(Галилео Галилей)


...Человек, обладающий Умом, да познает себя самого в бессмертии сущего…

Corpus Hermeticum (I). Поймандр.


По ту сторону АУРЫ. 26.

Тип статьи:
Авторская

________________

26. СВ_арка.
___________

______________



Как и обещал СВ, йога-клуб продолжал расти. С тех пор как благодаря удачному стечению обстоятельств нам удалось перебраться в гимнастический зал настоящего спорткомплекса, группа постоянно пополнялась. На занятия теперь приходили не только мои сотрудники, знакомые или знакомые знакомых, но и совершенно посторонние люди. Одни посещали только пробное занятие, а другие оставались надолго.


В клуб приходили и замороченно-эзотерезированные искатели и просто любители «физкультурки». Одних влекло все таинственное и мистическое, других психоэнергетика почти не занимала, но мне, кажется, удавалось сводить интересы к некоей золотой середине.


И вот уже люди, далекие от потустороннего, проявляли неприкрытый интерес к тонким явлениям, а эзотерически перегруженная публика напористо работала с асанами и пранаямами, чтобы получить устойчивые психоэнергетические эффекты. Я стремился всех заразить своим энтузиазмом, хотя у меня самого его было в обрез.


Опять началось топтание на месте. Да, я мог записать стихи, да, йога-клуб процветал. Да, да. Но… Это все. Складывалось впечатление, что меня толкнули, как игрушечную машинку, я прокатился, насколько хватило инерции, а дальше все – стоп. И сколько бы я ни ерзал в стремлении сдвинуться с места – ничего не выходило.


Причины создавшегося положения лежали на поверхности. Я был машинкой без мотора. Ну, может быть, и с мотором, но с игрушечным пружинным механизмом.


Как только завод кончался, я останавливался. И главное дело оставался невыясненным вопрос – где обещанный ключ для заводки механизма? Попытки оттолкнуться самому от себя ни к чему, кроме распыления остатков сил, не приводили, и я решил прибегнуть к испытанному способу – получить «энергоинформационный пинок» от СВ.


В настроении, далеком от благостного, отбросив сомнения и комплексы я шел на прием к СВ без привычного перечня вопросов. Я хотел одного – во что бы то ни стало выяснить, в чем моя проблема.


Тогда мне казалось, что стоит устранить одно, пусть и большое по своим масштабам непонимание и сразу все станет на свои места. Механизм заработает, поначалу, может, и не в полную мощь, но со временем наверняка эффективно.


В конце концов, до меня не доходило, почему я на занятиях по йоге выкладываю все, что знаю, и почему СВ не перестает изводить меня своими ребусами? Что изменится от того, что он мне даст прямые рекомендации, а не будет громоздить задачи, цели которых туманны.


Тогда ведь можно сэкономить уйму времени, рассуждал я, и продвинуться значительно дальше, да и сам процесс был бы куда приятнее. Тем более не понятно, почему он так не поступает, если говорит о своей заинтересованности в результате.


Преисполненный решимости я вошел в здание поликлиники. Как всегда, несколько погруженных в себя пациентов молча сидели на стульях, расставленных вдоль стены. В спертом воздухе коридора висел лекарственный запах. Прикидывая, сколько времени придется ждать, я стал мереть холл шагами, медленно прохаживаясь по нему из конца в конец.


Дверь кабинета открылась в тот самый момент, когда я был в шаге от нее. Из кабинета вышла женщина, за ней решительно,

глядя прямо на меня, шагнул СВ. Я впал в ступор, глупо зависнув на одной ноге.


— Я вас не приму, и не дожидайтесь тут меня! – рявкнул он, глядя на меня в упор, затем повернулся к следующему посетителю и с картинной вежливостью пригласил его к себе. Дверь перед моим носом захлопнулась. Оставшиеся в коридоре с любопытством и даже с каким-то уважением смотрели на меня.


Я был раздавлен. Вся танковая атака, какой мне представлялся сегодняшний визит, оказалась отброшенной, подобно осеннему листку порывом ветра. Не зная, как быть дальше, я сделал еще несколько шагов по коридору, изо всех сил стараясь осадить поднявшийся в голове туман.


Бросив беспомощный взгляд в никуда, я нашел в себе силы опять сфокусироваться, чтобы сохранить лицо в присутствии незнакомых мне людей, нахмурился и продолжил, как ни в чем не бывало, барражировать по коридору.


Все равно мне некуда идти, с отчаянным упорством стучало в голове. А может, он меня опять испытывает и мне надо действовать как-то по-своему? Что же всетаки произошло, перебивала всех третья мысль? Может, я должен был что-то понять, но не сделал этого?


Минут через пятнадцать дверь кабинета открылась, выпустив человека, из нее появилась голова СВ с грозным выражением лица и произнесла:


— У вас пять минут.


Сердце прыгнуло в горло, я метнулся в открытую дверь и набрал полную грудь воздуха, чтобы поставить вопрос ребром, но мне этого сделать не удалось. Властным движением СВ указал мне на стул, стоявший перед столом:


— Сядь. Ступни на ширину плеч. Руки на колени. Закрой глаза.


Я выполнял все указания с послушностью робота. Закрытые гла-за смотрели в межбровье. Откуда-то со стороны прозвучал голос:


— Расслабься. Так хорошо. Глаза не открывай.


Я слегка кивнул головой, давая знать, что понял, и тут произошло нечто неправдоподобное. В голове с ослепительной яркостью вспыхнул свет, от которого во все стороны летели искры, придававшие ему сходство с бенгальскими огнями.


Череп насквозь прошило огненной струей. Позвоночник светился, как неоновая лампа, и где-то немного впереди справа и слева от него вращались два спиральных огненных шнура, сыпавшие искрами, как бенгальские огни. Я с трудом сдержал стон. Голос извне произнес:


— Еще надо терпеть.


Пятно бенгальского огня поползло вниз, оставляя за собой послесвечение, как от настоящей сварки. По мере того как «сварочный шов» опускался ниже, искр вверху становилось все меньше. Понемногу спазм отпустил, и мне захотелось подсмотреть, что же все-таки происходит.


Осторожным движением, не размыкая ресниц, я приоткрыл один глаз. СВ стоял прямо передо мной, медленно и сосредоточенно двигая сверху вниз раскрытую ладонь, обращенную пальцами в мою сторону. Он заметил мое движение и опять произнес:


— Еще надо терпеть.


Я опять закрыл глаза. Свечение шнуров внутри меня слегка ослабело и теперь походило на металл, разогретый сваркой до беложелтого цвета. Яркое пятно дошло до паха, и картинка погасла так же внезапно, как и появилась.


— Все, можно открыть глаза.


Я разлепил веки и просканировал свой организм. Состояние было райским. Именно райским – ни больше ни меньше. Немного поодаль, улыбаясь только глазами, стоял СВ.


— Вы, кажется, хотели что-то узнать? Давайте скорее – у нас мало времени!


Узнать? Ах да… что я хотел узнать? Как, однако, хорошо... Я хотел узнать…


— Я хотел узнать, что мне делать, ведь у меня не получается… Я должен знать, как устроено… Иначе я не могу целенаправленно развивать… Почему вы все время говорите загадками?


— Все просто, – СВ перешел на грудные тональности, – есть такие люди, которым все можно рассказать. Они воспримут это как сказку, успокоятся и забудут. С вами так поступать нельзя. Вы должны до всего дойти сами. Если я вам расскажу, вы поймете и может, даже поверите, но тогда вы будете только знать и никогда не сможете свои знания использовать.


— Но как же так? Люди пишут книги. Вот хотя бы Кастанеда… –я осекся.


—У Кастанеды единственного есть рациональное зерно – процентов пятнадцать-двадцать. Остальное литературные выдумки. У остальных нет ничего. Даже и близко.


— Ну, а что же мне практиковать?


— Да что хотите – хоть йогу, хоть стихи пишите. Вам самому надо в первую очередь определиться. Понимаете – са-мо-му, – произнес СВ по слогам.


— А можно мне учиться у вас? – пошел я ва-банк.


— Нет, нельзя, – от неожиданности предложения СВ даже приоткрыл глаза.


— Отчего же? Есть противопоказания, или у меня нет перспектив? – начал я развивать наступление.


СВ, смутившись, сделал секундную паузу, потом радостно улыбнулся спасительной мысли, пришедшей ему в голову:


— Понимаете, – с докторским душевным придыханием произнес он, – я сейчас строю дом и мне очень нужны деньги. Видите, – он кивнул на дверь, – мне надо зарабатывать, поэтому на вас у меня просто нет времени.


— Вот и отлично, – в свою очередь обрадовался я, – давайте я буду приходить к вам, допустим раз в неделю, как на прием. Прием длится примерно двадцать минут. Мне будет достаточно десяти, и я не буду отнимать у вас время.


Не без труда выслушав мой бизнес-план, СВ страдальчески поднял глаза горе:


— Ну как вы не понимаете, мне нужно зарабатывать…


— Так я же не бесплатно. СВ замешкался:


— Я пока еще не имею права учить. Не раньше, чем через четыре года.


— Ну, хорошо, расскажете мне то, что можно на текущий момент.


СВ снова сделал паузу, еще раз поискал у себя в голове аргументы и, видимо, не найдя ничего подходящего, отрицательно мотнул головой:


— Я вам говорю – НЕТ! – голос его утратил елейность, глаза сверкнули, и по мне прокатилась волна. Стало очевидно, что на этот раз «нет» – действительно нет. До меня наконец дошло, что дело здесь вовсе не в деньгах, а в чем-то совершенно другом. Вдруг СВ смягчил тональность: – Ну, хорошо. Какая машина припаркована справа от дверей в поликлинику? Отвечайте.


Я закрыл глаза, расслабился и сосредоточился, перенеся внимание в указанное место. Перед внутренним взглядом поплыли цветные пятна. Стремительно потекли секунды.


Настало время давать ответ, но изображение все не появлялась. Я кожей ощущал нетерпение, исходящее от СВ. Наконец в голове краем промелькнула картинка с рыжей угловатой машиной. За краткий миг видения ее модель распознать не удалось, но с учетом габарита и общего ощущения отечественного автопрома я решил, что там стоит «Волга».


— «Волга», – выдохнул я, открывая глаза, и добавил: – Светлая, бежевая.


СВ отрицательно покачал головой, но было видно, что он удовлетворен.


— Можете развивать видение. Вам следует почистить и привести в порядок затылочное зеркало.


Я вопросительно посмотрел на него.


— Да, – продолжил СВ, – на внутренней стороне затылка находится полевое зеркало. Чтобы видение улучшилось, вам надлежит зеркало чистить и выращивать. Следует удерживать на нем внимание и запускать по нему белый меховой шарик. Как яблочко по тарелочке, помните?


Я утвердительно кивнул, почувствовав при этом, как налился полевой тяжестью затылок.


— Так, – произнес СВ, поднимаясь, – на сегодня все. Вы уже израсходовали два раза по пять минут. Вопросов больше нет? До свидания.


— Есть! Еще один, – решил воспользоваться я представившемся шансом. – Чтобы определиться с желаниями, надо использовать манипура-чакру. Ее надо развить. Но у меня ничего не получается. Не выходит даже зацепиться за нее вниманием, оно все время как-то проскальзывает что ли…. – затараторил я, и вдруг осознал, что в поясничном отделе моего позвоночника вспыхнуло и начало разгораться маленькое желтое солнышко.


— Немудрено. А теперь не проскальзывает? – придав себе нарочито грозный вид, спросил СВ, надвигаясь на меня корпусом. – Все, я сказал, до свидания.


— Спасибо, – промямлил я, пятясь и открывая спиной дверь кабинета, – спасибо, до свидания!


— Следующий!


Подскочивший со стула посетитель небрежно отодвинул меня руками в сторону, освобождая себе проход. Я не сопротивлялся. Мое внимание парило, поглощенное созерцанием солнышка на позвоночнике.


Почти не видя ничего вокруг, я двинулся по коридору к выходным дверям и пришел в себя, только выйдя из помещения на воздух. Справа от крыльца стояли видавшие виды потрепанные желтые «Жигули».





Следующая глава