Истинное знание - знание причин.

(Галилео Галилей)


...Человек, обладающий Умом, да познает себя самого в бессмертии сущего…

Corpus Hermeticum (I). Поймандр.


По ту сторону АУРЫ. 22.

Тип статьи:
Авторская

________________

22. Упорное любопытство
______________________

________________



Сегодняшний рабочий день ничем не отличался от остальных. Я заглядывал в микроскоп и в поисках неисправности внимательно рассматривал дорожки на плате. Вдруг за моей спиной прозвучал уже знакомый голос:


— А не будет ли так любезен достопочтенный джинн?..


Я обернулся. За спиной, улыбаясь в очки, стоял Дима.


— А, привет! – поздоровался я. – Как крепатура после вчерашнего?


Он неопределенно подвигал глазами, опрашивая свой организм, и, почти не раскрывая рта, произнес:


— А-а, нет, не сильно, – затем опять замолчал и стал с непосредственным, почти детским любопытством всматриваться в меня, словно я был музейным экспонатом.


Он отдалялся, приближался и почти влез мне на голову. Все происходило в полном молчании, начинавшим казаться неловким.


Я вспомнил, что и раньше замечал, как он издалека рассматривает меня на улице – вскользь и сильно прищурившись, как смотрят художники на натуру. Что поделаешь – слабое зрение, он, наверное, все так рассматривает, объяснял я себе.


Я не придавал его странному поведению никакого значения – программисты, они все немного не от мира сего. А тут, ну что ты скажешь – юниксоид. Посадил зрение за своим монитором и теперь на людей резкость навести не в состоянии.


— Да, и что тебя привело? – нарушил я затянувшееся молчание.


— А? Да вот запаяй мне тут вот альтерку, – проговорил Дима сквозь полузакрытый рот и не глядя ткнул на стол плату.


Опять повисло молчание. Было очевидно, что плата лишь предлог. И тут меня осенило. Ну да, как же! Просто он пришел узнать о йоге. Но о йоге можно прямо спросить, без драматических пауз.


В общем, его интерес и любопытство легко объяснимы. Многие хотели поболтать со мной о волшебном. Наконец Дима отстранился, удобно расположился на подоконнике и навел на меня резкость:


— Слушай, а ты давно, это, йогой занимаешься?


— Ну, несколько лет, – я неопределенно повел в воздухе рукой.


— И как результаты?


— Как… Ты же видел.


— Ну да. А ты как считаешь? Получается что-нибудь?


Вопрос был слишком общим, панибратским, неуместным, бессмысленным… Я уже был готов съехидничать, но взял себя в руки. Мне было, что предъявить. Напустив на себя важности, я выдал:


— В осознанные сновидения научился входить. Довольно уверенно там себя чувствую.


После такого сообщения слушатель обычно оказывался повергнутым в мистический трепет и начинал самозабвенно выпытывать подробности, но сейчас ровным счетом ничего не произошло. Дима продолжал смотреть на меня в упор с таким одобряющим и даже поощряющим ожиданием, что я вынужден был продолжить:


— Поля научился чувствовать руками, перераспределять их у себя. Физически подзакачался, психически стал много устойчивей,– я поймал себя на мысли о том, что я то ли оправдываюсь, то ли отчитываюсь о проделанной работе. Да какого, собственно?.. Но накатившая волна раздражения так же неожиданно схлынула, как и поднялась.


— А откуда ты все это берешь?


— Ты имеешь в виду теоретическую часть на йоге? Много всякого. Патанджали, Бхагавадгита, «Третье открытие силы», Мантек Чиа, Кастанеда. Конечно, я все пропускаю через себя, и того, о чем не получил подтверждения на собственном опыте, в народ не продвигаю. Ну, на семинары всякие ходил, – я опять спохватился, что говорю слишком уж много и, возможно, много лишнего, – а ты…


— Ну и к чему ты сам пришел? – сделал Дима ударение на«сам».


— Я? Да вот, собственно, к «теории информации-времени» как я ее называю.


— Да, а о чем она? – блеснули глаза за очками.


— Ну, как дело было. Закончили мы институти как-тосШуриком, он сейчас бухгалтером в одной конторе работает… – Что происходит, мелькнула фоном мысль, почему меня так несет? Но останавливаться почему-то не хотелось. – Да-а... Ну, как-то очередной раз с ним пива выпили и разговорились на тему, что знаний долгожданных, в общем-то, в институте не получили. А ведь курс физики и математики у нас был мощнейший. Ты что заканчивал?


— Политех, радиотехнический факультет.


— О, я тоже политех только электроакустику. В общем, ты понимаешь. Да. Ну вот и решили мы все свои знания отбросить и создать свою картину мира. Заново.


Дима с любопытством осмотрел мою голову. Опять появилось чувство сдачи то ли экзаменов, то ли квартального отчета.


— Если интересно, могу тебе вкратце изложить, – сказал я устало-покровительственно, хотя мне самому всегда было интересно потрепаться на тему информации-времени и узнать мнение внимательного слушателя.


— Да? И как же оно все… устроено? – Димины с узким разрезом глаза за очками округлились…





Следующая глава