45. Орлы и драконы на приеме.

Нет, решительно все это отдавало бредом. Ну какие такие орлы-драконы-саламандры, какая тундра? На дворе двадцать первый век. Компьютеры, программирование, деньги, в конце концов, вот она реальная жизнь, вот чему следует уделять время.

Каждый человек хозяин своей судьбы. И самое главное здесь профессиональный рост, успех, достигаемый своим трудом, а не средневеково-сказочные бредни про загробный мир и прочую ерунду.

Очевидно, что за всеми подобными изысками стоит неумение правильно устроиться в жизни и жить-поживать да добра наживать. Известно: когда человек не может найти себя в этой жизни, он ищет спасения в потусторонней.

Но с другой стороны, ведь никаких противоречий, нестыковок не обнаруживалось. Информация, приходившая во снах, по-прежнему имела обыкновение реализовываться днем, видение всяких загробных штук – не телевизор со спецэффектами.

Опять же – стихи. Ну, спрашивается, мог ли я, комбинируя и подбирая слова, написать, скажем, «Ветер нагваля». Я порылся в компьютере и не без удовольствия прочитал:

Слушая ночью ветер нагваля

Дома остаться выйдет едва ли

Шепот вселенский снова зовет

Птицу волшебную в дальний полет

Что у них общего птица и ветер

Просто они друг за друга в ответе

Звездная пыль неизвестность полета

И что-то еще запредельное что-то

Ветер магический гладит ей перья

Волшебных миров открывая ей двери

Крылья могучие вихрь собирают

Чтобы создать все от ада до рая

Я покрутил скроллинг. Стих был достаточно длинным, и, очевидно, ничего подобного сам я никогда бы не написал. Ведь меня никто не учил складывать стихи, и других причин появления рифмованных текстов, кроме «волшебных», в голову не приходило. В памяти вспыхнули картинки о том, как все начиналось – Анжела, СВ, творчество…

Но если «волшебства» не результат завихрений в моей голове и соответствуют действительности, то «новую реальность» авторитетно и непредвзято подтвердить или опровергнуть может только СВ. Он мог бы стать в этом вопросе независимым экспертом.

Да, пора его посетить, тем более – прошло достаточно много времени с нашей последней встречи. Ната уже несколько раз порывалась пойти к нему на прием, да и мне по вопросам здоровья он приходить не запрещал. Я закатил левую штанину и критически осмотрел припухлое колено, травмированное постановками на себе физкультурных экспериментов. Может, использовать этот «благовидный» предлог?

В просторном фойе санаторского клуба вдоль стен стояли стулья, занятые немногочисленными пациентами. Посетителей было на удивление мало, что вселяло надежду на успешный исход сегодняшнего мероприятия.

На стене у дверей в кабинет теперь красовалась роскошная официальная табличка, гласившая, что прием ведет «Биоэнергоинформотерапевт СВ». Не без труда дочитав все слово до конца, я повернулся к центру зала.

Посреди фойе стоял теннисный стол. Теперь пришедшие на прием имели возможность отвлечься от своих мыслей, наблюдая за искренне азартной и бестолковой игрой детей, отдыхающих в санатории.

Я последовал их примеру и стал следить за прыгающим вправо-влево шариком. Ната в задумчивости прохаживалась вдоль стендов с фотографиями счастливых курортников санатория.

Скрипнула дверь, и ритмичные повороты моей головы закончились в крайнем левом положении. Из кабинета вышли люди, и в дверном проеме появилась массивная фигура СВ.

Едва заметная удовлетворенная улыбка скользнула по его лицу:

— Подождите, я вас приму, – произнес он в нашу сторону. Поразительно. Впервые с начала нашего общения я получил позитивный прием. А значит, изменения есть, изменения существенные и в нужную сторону. Через минут двадцать мои размышления в голубо-розовых тонах прервал СВ. Принудительно сфокусировавшись и настроив себя на серьезный лад, вслед за Натой я шагнул в кабинет.

СВ рассматривал нас в своей обычной манере – полуприкрытые глаза, опущенный на грудь подбородок, направленный в нашу сторону лоб, вызывающий непременное ощущение сквозного просвечивания.

— Ну что же, вижу, что у вас увеличилась масса, – без приветствий начал СВ.

— Да, сколько с этим ни боролся, – похлопал я себя по животу, –

все-таки набрал.

СВ серьезно посмотрел на меня:

— Я имею в виду полевую массу. Но и эту, пожалуй, тоже. Ну, жалуйтесь, что вас привело, какие вопросы?

— Я хотел показать…

— Ну так показывайте, – СВ удивленно приподнял брови.

Выйдя на середину кабинета, я сосредоточился, продышался и начал махать крыльями своего орла. Сначала медленно, потом быстрее и быстрее. Я сжимал и разжимал когти орлиных лап, вертел его головой, шелестел серебристым металлом перьев…

Приоткрыв глаза, я увидел, что СВ отошел на несколько шагов назад и, широко улыбаясь, смотрит на меня сквозь полуприкрытые веки. Сделав еще несколько взмахов, я закончил демонстрацию и окончательно открыл глаза. СВ порывистым движением выхватил из кармана халата спичечный коробок и поставил его передо мной на стол:

— Двигай!

— Я? Как, каким образом?

— Как угодно. Отпусти одну лапу орла и тяни вперед, – СВ сделал шаг назад, как будто коробок действительно мог полететь в его сторону.

Я сосредоточился и напрягся изо всех сил, пытаясь орлиной лапой дотянуться до цели. В какой-то момент мне даже удалось это сделать, но лапа оказалась слишком прозрачной и невесомой. Попытки зацепится крылом тоже не увенчались успехом. Спичечный коробок недвижимой скалой стоял на месте. СВ издал разочарованный звук:

— Ну, ладно, все, бросай.

Я перестал напрягаться и посмотрел на него.

— Двигать – пока что слишком. А вот я хотел спросить насчет демонстрации…

— В общем, все хорошо, самолет стоит на взлетной полосе, жужжит всеми моторами, крыльями машет, но никуда не летит. Вы чего добиваетесь? Вы определились с тем, чего вы хотите?

Опять его фирменный набор вопросов. Нет, я не определился. Я ищу отклик системы. Система молчит. Возможно, пока молчит. Делаю то, что могу, то, что раскопал.

— Пока вот – тренирую орла…

— Вы что, собрались в киллеры? Сделайте что-нибудь здесь, в нашем мире. Зачем вам тренировать орла, займитесь собой.

— Никак не удается узнать, кто такой «я». И потом, почему именно в киллеры?

— Знаете, у меня один пациент был. Он себе поставил цель – секс с тысячью женщин и, знаете, уже почти выполнил задачу. Правда, у него весь букет, но все равно какая-то цель. А у вас какая цель?

Я не нашелся, что ответить. За все прошедшее время с целью определиться так и не удалось.

— Я пока что интересуюсь, как все устроено на самом деле. Хотя есть мнение, что «самого дела» и не существует.

Видя, что разговор заходит в тупик, вмешалась Ната:

— СВ, а скажите, пожалуйста, а у меня что? А то он говорит, что у меня союзник какая-то «лошадь», – жалостно протянула она.

Тут произошло нечто невообразимое. СВ подпрыгнул на месте, как огромный баскетбольный мяч, развернулся в ее сторону, громко хлопнул себя руками по бедрам и почти закричал:

— Да вы что? Кто вам сказал такую ерунду? – и дальше, делая паузы после каждого слова, произнес: – У вас… давно… полностью… сформированный… ДРАКОН!