2. Основные определения.

Чтобы выйти на новый уровень для решения задачи, необходимо оттолкнуться от того общего, что объединяет и сознание и материю. И сознание и материя имеют форму, и следовательно обе эти категории лежат в сфере проявленного. Может складываться впечатление, что материю можно пощупать, а сознание нет, и поэтому материя «проявлена» и она «есть», а сознание «не проявлено», значит его как бы и «нет». Но это только на первый взгляд.

Посредством формы обнаруживает себя упорядоченность. Изменения в упорядоченности приводят к изменению форм. Любые «переживания» — отражение изменений происходящих в некоей упорядоченности.

Изменения форм, модификации, возможны только при взаимодействии форм. То что не имеет формы не может воспринимать и не может быть воспринято. Оно не может взаимодействовать, ему нельзя дать определения с помощью других форм, оно прозрачно.

И сознание и материя подвержены изменениям, следовательно они упорядочены и имеют форму, а значит они проявлены. Если в отношении материи проявленность очевидна, то в отношении сознания это звучит непривычно, но тем не менее…

Если в процессе взаимодействия упорядоченности изменяются, то можно говорить об их взаимном влиянии, и восприятии формами друг друга. Итог любого взаимодействия преобразование всех вовлеченных в него форм. И не имеет значения о какой форме именно мы говорим — живой, не живой или вообще не вещественной.

«Переживание» по сути переход от старой упорядоченности к новой. Формы сами принимавшие участие в событиях, не нуждаются в «отчетах». «Отчет о событии» предоставляется «третьим формам». Казалось бы, в самом процессе «третьи формы» участия не принимали и только отображают события. Но «отображение» изменяет их упорядоченность, делая их участницами событий.

Последняя «отображающая» инстанция – сознание. Каким бы «бесплотным» и бесформенным оно не казалось, упорядоченность сознания изменяется и вносит свои коррективы в события. Присутствие наблюдателя в эксперименте неизбежно влияет на его исход.

Когда речь идет о форме, способной менять свою конфигурацию, возникает вопрос о том, из чего, из каких элементов она состоит, что именно изменяет свою упорядоченность позволяя изменятся форме в целом? В случае с материей (веществом) – все более-менее объяснено. Но как быть с «бесплотным» сознанием?

В самом общем случае, слово «упорядоченность» возвращает нас к представлениям древних греков о происхождении мироздания: космоса из хаоса. Хаос древних греков нечто отличное от беспорядка в наших комнатах или головах. Хаос виделся им некой разверзшейся бездной из которой произошел порядок.

Судя по дошедшему до нас описанию хаос не имеет формы. Как следствие хаос невозможно воспринять – отсюда неопределенное высказывание о «разверзшейся бездне». Хаос не способен воспринимать – в нем нет упорядоченностей способных изменяться, и хаос не «переживает», поскольку в нем нет переходов от предыдущей формы к последующей.

Понятие «порядок» как предсказуемое расположение или «закон» – как устойчивая повторяющаяся связь – ключи требуемые для появления формы. Упорядоченность, как необходимое условие, может показаться понятием пространственным, но в первую голову это понятие временное. Порядок или закон являются таковыми благодаря устойчивости, то есть протяженности во времени. Устойчивые взаимосвязи – причина возникновения форм.

Как только появляется форма, можно говорить о рождении пространства. Это не обязательно сразу физическое пространство в привычном понимании. Оно может быть и вполне абстрактным – пространством идей, пространством мыслей, пространством эмоций…

В наиболее общем виде, сознание есть способность одной упорядоченности изменяться при взаимодействии с другими упорядоченностями.

Различия между материей и сознанием – заблуждение, ограничивающее возможности их интеграции.

Появление физического мира, привычно воспринимаемого как «действительно существующей реальности», в первую очередь следствие протяженности некоей упорядоченности во времени, подразумевающем прошлое, настоящее и будущее.

Наш материальный мир находится в прошлом по отношению к своему прототипу, находящемуся в будущем, которое для него, прототипа, является настоящим, а наша реальность прошлым.

Частичный или полный обмен конфигурациями между взаимодействующими формами мы будем называть обменом информацией или информированием, где информация – форма участвующая во взаимодействиях с другими формами.