Источник веры и знаний

В начале было… В начале все было равномерно и прямолинейно. Но потом что-то пошло не так.
Первым звоночком стало сообщение, что американцы на Луну не высаживались.

Потом вдруг выяснилось, что документальный фильм про первый полет Гагарина постановочный. Затем оказалось, что трансляции с борта МКС – хромокей, и что фотографии телескопа Хаббл сделаны в фотошопе.


Все бы ничего, но тут появилось мнение, что Земля плоская. Поиск оригинальных фотографий земного шара из космоса дал обратный результат – все оказалось подделкой или нежно говоря фейком. Казалось бы – и что с того?


Но ребром стал совершенно другой вопрос. Откуда нам вообще известно про форму Земли, космическое пространство и бозон Хиггса? Ответ, казалось, на поверхности – «это все знают». Но откуда об этом знаю я сам? И тут вдруг стало понятным, что я этого не знаю, я в это верю.


Неприятно было осознавать, что круглая или плоская — для меня имеет примерно такое же значение как и для блохи, не имеющей понятия на кошке она или на собаке. Но ответ на вопрос об источнике наших представлений касается каждого из нас напрямую. 


Я знаю, что мои деньги на банковском счету не отнимут или я просто верю в это? Я знаю, что на моей машине сделали развал-схождение или верю, я знаю, что мне выписали нужное лекарство или верю?


Что я делаю – Верю? Но что такое вера? Та елки-палки! Я знаю, что такое «вера» или верю, что знаю? Вера — это ммм…


Надо бы провести наблюдение. 


Наблюдение восьмое.


В поисках прямого ответа на прямой вопрос обращаемся к википедии и оттуда узнаем, что:


Вера — признание чего-нибудь истинным без опоры на факты или логику, лишь на основании внутренней (субъективной) уверенности, которая не нуждается в доказательствах, хотя иногда и подыскивает их.


Подозрительно как-то… Вера – признание чего-нибудь …  Да, у слова «признание» значения разные, но корень-то один — «знание». 


Вот Макаревич утверждал, что «одной головой обладая не войдешь в обе двери. Если веришь то веришь не зная если знаешь, то знаешь не веря». Но не будем цепляться к словам. Макар – художник и поэт – мало ли что.


Если из предложенного определения выбросить лишние слова, то окажется, что «вера это уверенность». Проще говоря «вера» это вера. А кому не подходит, тот пусть копает в направлении «ведать Ра» — может там прояснится.


Окей. Что же такое тогда «знание»? Это…  Увы — опять в википедию.


Оказывается, по современным представлениям, знание это — реальное положение дел, обоснованное фактами и рациональными аргументами убеждение человека.


Это потрясающе! Выходит, что хоть тебе «вера», хоть «знание», хоть  «признание» — все сводится к некой «уверенности» либо «убежденности» человека. Но может быть эти слова имеют разное значение?


В официальном источнике читаем:


Убеждение — трам-та-там… — «уверенность в своих взглядах на мир»… 


Не смеемся и не отвлекаемся – сейчас вам станет не до шуток. Читаем дальше:


Уверенность — состояние ума, в котором ум выражает согласие суждению без боязни ошибиться; состояние бытия без сомнения, свобода от сомнения. 


Теперь, изо всех сил игнорируем официальное определение «сомнение — отсутствие веры», и понимаем, что «уверенность» = «согласие».


Подставляем, получаем.


Вера = знание = убежденность = уверенность = согласие. 


Оказывается, человека достаточно убедить «… и делай с ним, что хошь». Тогда понятно, почему мы черпаем свои взгляды на мир из бассейнов с космонавтами, из фотошопов и хромокеев. 


И, конечно же, мы  стараемся не замечать не приятно всплывшего в этой заводи факта, что все зависит от !боязни! То есть для получения уверенность-убежденности надо избавиться от страха. Отлично! 


«Но чтобы продать что-то ненужное, надо сначала купить что-то ненужное.» Чтобы избавиться от боязни надо ее иметь. А значит, клиента надо сначала хорошенько запугать, а потом от страха избавить.


Удобно, не так ли? Если создать два полюса — воображаемое страдание и воображаемое наслаждение, то промежуток между ними это путь. «Путь веры» или «путь знания» — выбирай любой. Отличия между ними такие же как между «уверенностью» и  «убежденностью».


Ах, да еще «аргументы и факты». Там они есть, а там их нет. 


Вера не опирается на логику и факты. То есть вера не прибегает к логическим функциям и разбору причинно-следственных связей.  В результате, упорядоченные области памяти перемежаются с хаотическими либо с иначе упорядоченными областями. 


Бессвяззность содержимого памяти порождает мифологическое мышление и карго культ.


И тут не следует ждать, пока клиент сам дозреет в соку собственных домыслов. Надо брать ситуацию под контроль. Всем известно — «…Пока живут на свете дураки – обманом жить нам стало быть с руки…» (с). И действительно, ну «как не врать, если верят».


Знание – внутренне более связано и приносит всем очевидную пользу. Оно дает приспособления (греч. техника), снижающие страдание и приносящие наслаждение.

И мы просто соглашаемся с ним. 


Как только олень становится нашей добычей, а тигр уходит голодным, мы обретаем уверенность и убеждаемся в правильности наших взглядов на мир, называя их знанием.


И тогда можно знать-верить в теплород, флагестон, холодный термоядерный синтез и даже в философский камень. Ну, ладно-ладно, шучу, – в бозон Хиггса.


В любом случае, между знанием и верой различия только количественные. Тут главное дело – убежденость. Но сначала –запугать. Непременно запугать.


Запугать — означает внушить страх. 


Страх разрушает прорастающие в индивидуальной памяти причинно-следственные связи, формирующие ум, лишая пользователя опоры в единственном, более-менее надежном, источнике представлений – собственном сознании. (Подробнее о сознании как о «мыслящей иерархической структуре состоящей из восприятия и памяти на базовом уровне, и внимания и ума на продвинутом» — в «ОД 3. Метафизика сознания: Властелины памяти».)


Ум это структурированная вниманием память. Он устойчив и не подвержен сторонним манипуляциям. Разрушение связей в памяти ослабляет ум, превращая его в слоистый «бекон».


Чем тоньше упорядоченный слой тем проще его обрушить. Отсутствие связей ограничивает  внимание, делает память хаотичной и некритичной. Ее взрослый носитель становится бездумным, легко управляемым, инфантильным.


Когда потребителю, как в видеоклипе, бессистемно скармливается то одно, то другое, его память становится все более слоистой. На большом количестве не связанных между собой элементов внимание очень хорошо рассеивается. 


Это явление используют стада животных или косяки рыб для защиты. Расходясь в стороны перед самым броском хищника, они лишают его концентрации и оставляют без добычи.


Для переподчинения клиента себе, из его ума делают все более слоистый «бекон», чтобы никакая дефрагментация памяти уже не помогла. 


И вот наступает необходимый манипулятору уровень невежества. Не безграмотности, а именно невежества, как его понимали древние – отсутствие представлений о себе как о сознании. 


С этого момента пользовательское сознание становится легкой добычей манипулятора. Такой же легкой как сыр в холодильнике.


Зачастую, ассоциативные ряды разрушают целенаправленно, стараясь «забыть», чтобы избавиться от болезненных впечатлений.  Впечатление никуда не девается, но связи с ним пропадают, нарушая сплошность памяти. 


Максимальные разрывы возникают при забвении наиболее тяжелых событий. Совсем как в «Гарри Поттере» при создании крестражей. 


Убежденность и уверенность лежащие в основе веры и знаний зависят от страха. Сэкономим время на разборе трагикомичных официальных определений страха. Воспользуемся своим.


Страх это болезнеподобное состояние сознания возникающее в следствие резких, непроизвольных и хаотичных перемещений внимания. 


Хаотичные перемещения внимания ведут к заблуждениям.


Подставляя результат в определения веры и знания получаем, что у них общий источник – заблуждение. Заблуждение, вызванное потерей представлений о себе как о сознании.


Единственный действенный способ победить в схватке за осознанность – тренировка и развитие властелинов памяти – внимания и ума, совершенствование мышления и интуиции.


Они помогут поставить хаос под контроль. Как говаривал Эйнштейн — «порядок для идиотов, гений управляет хаосом».


Скоростной доступ внимания к памяти, структурированность ума, четкость логических выводов и устойчивость интуиции помогут сохранить целостность сознания, даже в отсутствие биотела.


Но это уже совсем другая история.

Олег Дзюбенко,

OlegDzen

март, 2020